Главная :: Оперные либретто :: Иьальянская опера

СИЦИЛИЙСКАЯ ВЕЧЕРНЯ Д.Верди




Опера в пяти действиях (шести картинах)
Либретто Э. Скриба и Ш. Дюверье.
Первое представление состоялось 13 июня 1855 г. в Париже.

Действующие лица:
Гюи де Монфор, убернатор Сицилии - баритон
Арриго, молодой сицилиец - тенор
Сир де Бетюпь, французский офицер - бас
Граф де Водемон, французский офицер - тенор
Прочида, сицилиец, врач - бас
Даниэли, сицилиец - тенор
Тибо, французский солдат - тенор
Роберт, французский солдат - бас
Манфредо, сицилиец - тенор
Герцогиня Елена - сопрано
Нинетта, ее горничная - меццо-сопрано

Действие первое. Площадь в Палермо. Здесь, как и по всей стране, — печать чужеземного ига. Лучший дворец — резиденция окорителя Сицилии, ее губернатора, графа Гюи де Монфора. Рядом казармы завоевателей. Солдаты пьют, балагурят, не обращая внимания на возмущенных жителей. Чего церемониться? Французы покорили Сицилию, они тут хозяева!

Из церкви выходит девушка в трауре. Это герцогиня Едена, брата которой Гюи де Монфор казнил за непокорность. Но какое дело французскому солдату, гуляке Роберту, до ее горя? Он желает, чтобы красотка позабавила его песенкой. В случае отказа он заставит ее подчиниться.

По площади проносится ропот. Горничная Елены — Нинетта и жених Нинетты — Даниэли готовы броситься на защиту госпожи. Однако Елена останавливает их. Не надо — она будет петь. И она поет о моряках, застигнутых бурей. Утратив мужество, потерпевшие надеются лишь на бога. Слепцы! Спасение в их руках. Смелей, ва борьбу, победа придет!

Французы, не понимая слов песни, потягивают вино, смеются, болтают. Зато страстный призыв Елены хватает за душу ее сограждан. Сжимаются кулаки, люди готовы ринуться на захватчиков. Но... в дверях губернаторского дворца появляется граф де Мопфор. Мановение властной руки — и площадь пустеет. Возле дворцовой лестницы только Елена с Нинеттой.

Монфор презрительно усмехается. Жалкие, созданные для рабства людишки. Им ли думать о сопротивлении? Он уже собирается возвратиться в свою резиденцию, как вдруг его внимание привлекает юноша, подбежавший к Елене и Нинетте. Девушки горячо приветствуют его. Услышав имя юноши — Арриго, — заинтересованный граф спускается с лестницы.

Арриго сообщает: он свободен, тюремщики отпустили его. Причина? Должно быть, временная слепота Монфора. О, если бы ему удалось встретиться с тираном с глазу на глаз! «Он перед тобой!» — говорит, подходя, граф. Потом, приказав девушкам удалиться, внимательно смотрит па смельчака. Итак, пылкий поборник свободы не убил сейчас тирана потому, что тот безоружен? По-рыцарски, хоть и безрассудно. Кто же он родом, храбрый красавец?.. Как? Не знает отца и отказывается назвать имя недавно умершей матери? Странно. Впрочем, дело его. Но он наверняка мечтает о славе. Слава осеняет французские войска. А так как Монфору нравятся отвага и честность молодого рыцаря; то он приглашает его в ряды французских войск.
Арриго вспыхивает. Примкнуть к палачам? Никогда! Мать, умирая, благословила его на дружбу с казненным братом герцогини Елены, память которого Арриго ЧТЕТ как святыню. Теперь тиран, зная все, может отправить его тоже на казнь.

Но беспощадный к врагам граф де Монфор на этот раз удивительно мягок. Вместо того чтобы жестоко наказать строптивого, он отпускает его. Единственное желание Монфора — юный красавец не должен посещать дом герцогини Елены. Близкое общение с ней грозит гибелью. Арриго отвергает просьбу. Откланявшись, он быстро уходит к запретному дому. Граф глядит ему вслед. И — о чудо! — в его глазах не гнев, а тревога ж нежность.

Действие второе. Сельская местность близ Палермо. Из причалившей к пустынному берегу шлюпки выскакивает человек в плаще. Отпустив лодочника, он с волнением оглядывает апельсиновые рощи на склонах холмов, часовенку в буйной зелени, синие просторы моря! Родина! Три года назад он, скромный врач Прочида, покинул обетованный край, чтобы подготовить его освобождение. Теперь он снова здесь и клянется: преданные сыны Сицилия разобьют гнетущие страну оковы!

Из рощи к прибывшему спешат друзья. С какими новостями он возвратился? Прочида сообщает: Сицилии поможет Петр Арагонский, но с условием, что восстанет вся страна. Поэтому необходимо, распалив гнев сицилийцев, толкнуть их на решительный шаг. Сейчас надо договориться с товарищами о плане действий. Здесь же, па случай прибытия опоздавших, подождут Елена с Арриго.

Оставшись с девушкой наедине, Арриго решается, наконец, открыть ей свои чувства. Он, простой бедный солдат, не пара герцогине. Но он любит ее, мечтает посвятить ей жизнь. Елена тронута. В эти тревожные дни, когда, быть может, борьба против тирании сведёт их в могилу, она не имеет права таиться. Она тоже любит Арриго. Ей не нужны ни богатство, ни пышное звание. От избранника она требует одного: отомстить Монфору за гибель ее брата.

Обрадованный Арриго опускается на колени. Он клянется!.. И тут же вскакивает. Французы! Что им надо?.. Вручить счастливцу приглашение во дворец губернатора, — протягивает пакет офицер. Когда же, к изумлению врагов, Арриго отклоняет приглашение, топ офицера меняется. «В таком случае Гюи де Монфор приказывает!» — заявляет он надменно, делая знак солдатам. Обезоружив юношу, его уводят.

Возвращается Прочида. Елена с негодованием рассказывает о том, что произошло. Прочида огорчен. Однако арест Арриго не обескуражил его. Наоборот. Надо действовать, — решает он. Действовать немедленно, начав с сегодняшнего праздника невест. На род" уже собирается.

Прибрежный луг расцветает яркими одеждами крестьян. Мимо часовни торжественно проходят двенадцать невест с жени хами. Среди них Нинетта с Даниэли. Слышатся призывные звуки тарантеллы. Во время танца появляются французские солдаты. Им по вкусу плясуньи, недурно бы с ними покружиться... И толь ко? Победителям дозволено все, — подстрекает врагов Прочида. Его маневр удается. Подвыпивший Роберт отталкивает Даниэли от Ни нетты. За ним другие солдаты отбивают у сицилийцев девушек.

Взбешенные крестьяне кидаются на оскорбителей. Те выхва тывают оружие. Елене и их сообщникам нетрудно поднять народ против завоевателей. Долой насильников! Сицилийцы пойдут на все, чтобы освободить родину.

Действие третье. Картина первая. Кабинет во дворце губернатора. В этой большой, мрачной комнате граф де Монфор без снисхождения вершит судьбы людей. Однако сейчас, утратив обычную уверенность, он еще раз перечитывает лежащее на столе письмо. Письмо той, которую он, принудив двадцать лет назад выйти за него замуж, все же не смог покорить. Гордая дочь Сицилии покинула его навсегда, взяв с собой сына. И только недавно, перед смертью, тревожась за судьбу юноши, она при слала несколько строк, извещающих, что Арриго — сын Монфора.

«Мой сын!" — растроганно повторяет граф. Правда, сын, вос питанный в ненависти к французам, но внимание и доброта отца превратят ненависть в любовь.

Дверь отворяется. Пажи с почтительным поклоном пропускают в кабинет Арриго. Юноша негодует. Почему ему, борцу за свободу, оказывают почести в стане врагов? Недостойное издевательство! Любуясь сыном, Монфор успокаивает его: губернаторские покои действительно к услугам Арриго, любое его желание будет исполнено. Мальчик удивлен? Разве он не догадывается, что побудило графа де Монфора спасти от плахи бунтовщика, отпустить на свободу, быть снисходительным, разыскивать его? Если не догадывается, вот письмо его матери.

Ошеломленный Арриго узнает знакомый почерк. Значит, он... «Мое дитя!» — обнимает юношу Монфор. Арриго отшатывается. Сын тирана! Лучше смерть, чем такой позор! Не владея собой, он выбегает из кабинета. Монфор бессильно падает в кресло.

Картина вторая. Зад во дворце губернатора. Сияние огней, музыка, нарядная толпа приглашенных. Многие гости В маскарадных костюмах.

Вынужденный присутствовать на празднестве, Арриго стоит в стороне. Его окликают две маски. Друзья?! «Зачем вы здесь?» «Чтобы спасти тебя!»—шепчет Елена. «И отомстить!» — добавляет Прочида. Арриго смущен. Он в безопасности... Однако сознаться в том, что свершилось, у него не хватает сил — ведь тогда он, сын тирана, потеряет друзей навеки.

Расценив замешательство юноши по-своему, заговорщики ободряют его. Часы Монфора сочтены. На бал вместе с приспешниками графа проникли в маскарадных костюмах все члены их кружка. Едва Монфор останется без охраны, сицилийцы прикончат его. Арркго разыщет друзей по этим значкам, — прикалывает Елена к груди любимого крохотный бантик. А пока им надо разойтись: тиран с офицерами направляется сюда.

Елена и Прочида исчезают в толпе. Монфор, отпустив стражу, приближается к сыну. Арриго в смятении. Никогда не назовет он тирана отцом! Но Монфор спас ему жизнь... Сейчас он один!.. Не выдержав, юноша предупреждает: пусть граф покинет бал — готовится покушение! «Не посмеют!»—возражает Монфор. Тогда, стремясь убедить, юноша показывает бантик на своей груди — значок заговорщиков.

Их окружают маски. Опередив Прочиду, Елена заносит кинжал. Но Арриго, поддавшись порыву сыновнего чувства, кидается между нею и отцом. Среди нападающих замешательство. Монфор зовет стражу. Взять каждого, кто с таким значком! — указывает он на ленточку, сорванную с груди сына. Арриго в отчаянии. Сицилийцы с гневом отворачиваются от юноши. Даже Елена клеймит его страшным словом: предатель!

Действие четвертое. Неприступная крепость. Но Арриго произносит: «Именем Гюи де Монфора!» — и часовые распахивают ворота. Подав дежурному разрешение на свидание, молодой сицилиец с тоской озирается. Здесь, в ужасных казематах, томятся перед казнью заключенные. Чем искупить свое злодеяние? Как помочь?

Стражники приводят из подземелья Елену. Увидев Арриго, девушка отшатывается от него. Пусть он уйдет! Она не в силах его видеть, не вынесет этой пытки... И все же любовь, которую, несмотря ни на что, она не может заглушить в своем сердце, заставляет Елену прислушаться к мольбам отверженного. Прислушаться, внять им, и когда юноша признается, что он — сын Монфора, — простить.

Арриго не предатель. Он — несчастный, отступивший перед словом «отец», — объясняет Елена Прочиде, приведенному стражей во двор цитадели. Однако Прочида непреклонен. Он готов на любые муки, лишь бы быть на свободе, с народом! В тюрьму доставлена весть: посланный Петром Арагонским корабль с оружием и золотом — у берегов Сицилии. Они же, вместо того чтобы возглавить восстание, по вине Арриго, в оковах! Нет прощения предателю! Он погубил все.

Как бы в подтверждение этих слов, у ворот крепости возникает окруженная стражей высокая фигура Монфора. Правитель прибыл сюда, чтобы присутствовать при казни заговорщиков. Согнать сюда народ! Убедившись в смерти главарей, сицилийцы забудут о мятежах.

Вне себя, Арриго устремляется к графу, заклиная помиловать приговоренных Нет? Тогда пусть его казнят вместе с друзьями! Тоже нет? Что же смягчит неприступного? Просьба сына, публично признавшего отца, — отвечает Монфор.

Это значит — потерять родину, любимую, близких. Не соглашайся!— требует Елена. Однако появление палача и монахов, поющих осужденным отходную, бросает Арриго к ногам губернатора: отец простит! Отец...

Иаконец-то! — поднимает его Монфор. Словно во сне слышит Арриго приказ правителя. Обретя сына, граф Гюи де Монфор хочет искать путей к сердцу наследника не жестокостью, а милосердием. Поэтому он дарует жизнь заключенным, мир Сицилии! А чтобы он был прочным, соединяет браком своего сына с герцогиней Еленой.

Измученная девушка не знает, на что решиться. Любовь влечет ее к Арриго. Долг перед родиной, воспоминания о казненном брате, союз с друзьями заставляют отказаться от родства с Монфором. «Повинуйся! Отчизна, твой брат повелевают тебе это моими устами!» — шепчет ей Прочида. И она протягивает руку сыну тирана.

Действие пятое. Сад перед дворцом Монфора. По мраморной лестнице спускается Елена в подвенечном платье. Убежденнаяв том, что брак с любимым принесет мир Сицилии, она счастлива Улыбаясь, идет она навстречу Прочиде. Наверное, он хочет поздравить ее, как это сделали многие? Нет, Прочида здесь, чтобы напомнить ей о борьбе. С тираном союза не заключают, его свергают. Французы, легкомысленно сдав укрепленные посты сицилийцам, думают сейчас лишь о празднествах. Но когда невеста скажет жениху «да» и зазвонит к в.ечерне дворцовый колокол, в Палермо начнется избиение врагов. Елена в ужасе. А клятва, данная ею Арриго?! Клятва, одобренная Прочидой! Освобождение родины превыше всех клятв, — отвечает неумолимый сицилиец.

С террасы сбегает сияющий Арриго. Сейчас он поведет любимую к алтарю! Слова нареченного, которые минуту назад она приняла бы с восторгом, приводят Елену в отчаяние. Ее роковое «да» убьет сына Монфора! Если же она откроет тайну, погибнут Прочида и друзья... Как поступить?.. Наконец она решается, свадьбы не будет, колокол не зазвонит!

Такого решения не ожидали ни Арриго, ни Прочида. Оба не верят сказанному. Затем, убедившись в бесповоротности решения, проклинают Елену: Арриго за измену любви, Прочида— за измену родине.

Из дворца выходит Монфор с придворными. Пора отправляться в часовню. В чем дело? Елена отказывается от брака? Она не должна этого делать, — любовь сильнее всего. Даже его переменила любовь к сыну! Пусть колокол оповестит весь город о счастливом союзе... Нет, нет! — умоляет Елена. Не слушая ее — в последний раз он будет тираном! — Монфор отдает приказ. Слышатся звуки набата.

В сад лавиной врывается народ. Месть! Смерть врагам! «Отец!» — заслоняет Монфора Арриго, впервые от души назвав так графа. Елена, пытаясь их защитить, молит толпу о пощаде. Но Прочида, призывая к борьбе, обнажает кинжал. И грозная волна сицилийцев сминает обреченных. Свободу Сицилии!

Другие оперы:

  • Верди Д. "Дон Карлос"
  • Верди Д. "Аида"
  • Верди Д. "Отелло"
  • Верди Д. "Фальстаф"
  • Доницетти Г. "Любовный Напиток"