Главная :: Оперные либретто :: Иьальянская опера

СЕВИЛЬСКИЙ ЦИРЮЛЬНИК Д.Россини




Опера в двух действиях (трех картинах)
Либретто Ч. Стербини.
Первое представление состоялось 20 февраля 1816 г. в Риме.

Деиствующие лица:
Альмавива, граф - тенор
Бартоло, доктор медицины, опекун
Розины - бас
Розина, воспитанница Бартоло - сопрано
Фигаро, цирюльник - баритон
Базилио, учитель музыки Розины - бас
Фиорелло, слуга графа - баритон
Амброджио, слуга Бартоло - бас Берта, слуга Бартоло - мецо-сопрано
Офицер - баритон
Нотариус, солдаты и музыканты. Действие происходит в Севилье.

Действие первое. Картина первая. Безмятежно спит ночная Севилья. Тускнеют предрассветные звезды... Под балконом старого ворчуна и скряги доктора Бартоло слуги графа Альмавивы договариваются с уличными музыкантами. Нежною серенадой граф пытается привлечь внимание воспитанницы доктора — Розины. Однако ее окно, закрытое жалюзи, темно. Какая досада! Альмавива в отчаянии: неужели ему опять не удастся переговорить с девушкой?

Но чья это песня раздается за углом? Ба, да это цирюльник Фигаро, находчивый и жизнерадостный Фигаро, любимец всей Севильи, мастер на все руки! Бойкий брадобрей обрадован нежданной встречей с графом. Но Альмавива прикладывает палец к губам: никто не должен знать, что он появился в Севилье. Влюбленный повеса умоляет цирюльника помочь. Фигаро охотно соглашается услужить: он сам терпеть не может этого скупердяя и ханжу Бартоло, вздумавшего на старости лет жениться на своей молоденькой воспитаннице. Брадобрей давно вхож в этот дом — здесь он и парикмахер, и хирург, и даже ботаник. Впрочем, тише: балконная дверь отворилась... Граф и цирюльник, крадучись, отступают в тень... Розина хочет увидеть таинственного незнакомца, давно ищущего свидания с нею. Но вечно подозрительный опекун не дает ей ни на минуту остаться одной. Кстати, что за письмо в руках синьорины? — О, пустяки — всего лишь слова модной арии «Напрасная предосторожность»! — находчиво отвечает лукавая девушка и ловко роняет записку. Ах, какая оплошность! Пусть доктор скорее спустится вниз и принесет упавший листок! Бартоло поспешно сбегает по лестнице, однако граф Альмавива успевает поднять записку Розины. Тщетно ищет нерасторопный опекун оброненную бумажку. - Черт возьми, а не дурачит ли его, почтенного доктора Бартоло, проказливая синьорина? Он велит Розине немедленно уйти с балкона.

Альмавива жадно читает записку. Розина готова на все, лишь бы порвать постылые цепи тирана-опекуна. Бартоло скоро должен отлучиться — в его отсутствие незнакомец может сообщить ей свое имя, положение и намерения.

Двери дома отворяются, Бартоло, уходя, наказывает слуге не впускать никого, кроме монаха Базилио — учителя музыки. «Кто это дон Базилио?» — спрашивает граф у Фигаро. Как, синьор не знает дона Базилио — первого сплетника и кляузника в Севилье?! Монах дружит с доктором Бартоло и обучает музыке Розину.

Альмавива посвящает цирюльника в свой план: граф намерен скрыть от Розины свое имя — пусть девушка полюбит в нем. человека, а не состояние и титул.

Однако медлить нельзя: пока - хозяина нет дома, надо привлечь внимание его воспитанницы. Но как это сделать? — Разумеется, при помощи песни, — подсказывает цирюльник... В пылкой канцоне граф клянется Розине в любви, называясь бедным Линдором, единственное . богатство которого — жаркое и преданное сердце. Розина распахивает жалюзи и восхищенно слушает страстные излияния неведомого поклонника. Вдруг она скрывается — кто-то силой увлек ее с балкона! Распаленный Альмавива требует помощи Фигаро. Во что бы то ни стало необходимо сегодня же проникнуть в дом Бартоло! Граф должен видеть Розину, должен говорить с ней! О, Фигаро будет осыпан золотом... Ну что ж, коли граф так щедр изобретательный мозг Фигаро— этот неисчерпаемый вулкан идей — готов извергнуть хитроумный план: влюбленный синьор может переодеться солдатом— в город вступает полк, и Бартоло обязан принять солдата на постой. Не мешает заодно прикинуться пьяным: подгулявший солдафон не вызовет излишних подозрений. Граф в восторге от этой блистательной выдумки. Итак — смелей за дело. Счастье рядом, его только надо взять умелыми руками!

Картина вторая. Розина обдумывает послание Линдору. Ее воображение пленено пылким и преданным юношей. С ним она одолеет любые преграды. Пусть бдителен; и привередлив несносный опекун — безропотная тихоня хитростью сумеет добиться своего! Но с кем отправить письмо? Конечно же, с Фигаро. Да вот, кстати, и он.

Цирюльник собирается поведать девушке нечто важное, но шаги доктора заставляют его скрыться за портьерой. Бартоло на чем свет стоит распекает этого пройдоху Фигаро. Розина дразнит брюзгливого опекуна, заступаясь за веселого и остроумного цирюльника, и, разозлив доктора, убегает. Наверно, этот негодяй Фигаро был здесь и очернил доктора в глазах Розины! Бартоло кличет слуг. Не встречалась ли нынче Розина с проклятым цирюльником? Но слуги морочат сварливого хозяина, притворясь глухими и бестолковыми. — Ступайте вон! — кричит ничего не добившийся и выведенный из себя Бартоло.

Неожиданный визит дона Базилио успокаивает доктора: изворотливый монах поможет ему немедленно обвенчаться с воспитанницей. Дон Базилио предупреждает приятеля о великой опас ности — граф Альмавива в Севилье! Доктор поражен: его соперник, упорный и отважный обожатель Розины, — здесь! Как с ним бороться? Монах приходит на выручку: надо оклеветать противника, и тот, затравленный сплетнями и осужденный общей молвой, вынужден будет бежать из города. О, клевета — проверенное оружие... Восхищенный Бартоло принимает совет многоопытного интригана. Он уводит дона Базилио в свой кабинет — составлять брачный контракт.

Фигаро, разумеется, подслушал все. Он открывает Розине гнусные намерения доктора и монаха. Девушка, как бы между прочим, любопытствует: с кем это приходил нынче ,утром Фигаро под ее балкон? А, да это кузен цирюльника Линдор, добрый и, кажется, неглупый малый. Он мечтает найти в Севилье свое счастье. Необходимо, однако, признать: добродетельный Линдор обладает большим недостатком — бедняга до смерти влюблен. — В кого же? — наивно вопрошает Розииа.Фигаро по буквам называет имя Розины. Он обещает устроить ей свидание с Линдором и просит хоть две строчки для умирающего от страсти кузена. Жеманница заставляет упрашивать себя. — Где у вас бумага, перья? — нетерпеливо восклицает цирюльник. — Перьев нет, но есть письмо, — объявляет скромница, показывая готовое послание Линдору. Шалунья оказалась предусмотрительнее и хитрее самого Фигаро! Цирюльник восхищен ее находчивостью. Он спешит обрадовать графа письмом Розины.

Бартоло добивается у воспитанницы ответа: кто был сегодня в его отсутствие у Розины? — Был цирюльник, — кротко отвечает она. Ах, здесь был цирюльник! Он, конечно, принес синьорине ответ на ее записку? О, да Розина краснеет! И почему ее пальчики выпачканы чернилами?.. Напрасно старается Розина вывернуться — разгневанный опекун уличает ее во лжи. Он недаром так зорок, его не обманешь! Он давно подозревал неладное. Он замкнет все двери, все окна, — пусть притворщица посидит взаперти: ей полезно уединение!

Кто-то неистово барабанит в дверь. Служанка Берта отворяет — и в комнату вваливается пьяный солдат. Коверкая имя Бартоло, он громогласно требует квартиру для постоя. Раздосадованный доктор пытается спровадить забулдыгу, объясняя, что дом от постоя свободен. Переряженный граф хочет незаметно передать узнавшей его Розине записку, но Бартоло всячески мешает ему. Пусть непрошеный гость убирается подобру-поздорову, а то придется гнать его палкой! Ах, вызов на дуэль? Отлично! Альмавива обнажает шпагу и подступает к хозяину дома, украдкой роняя записку. Розина бросает да нее платок. Синьорина, кажется, обронила что-то на пол? Граф наклоняется и ловко передает девушке записку. Бартоло замечает этот маневр. Розина должна немедленно показать ему записку! Но девушка, незаметно спрятав послание Линдора, подает опекуну счет от прачки. Бартоло обескуражен: оказывается, он сердился из-за такого вздора. Розина притворяется возмущенной. Вечно так — подозренья, незаслуженные упреки, притесненья. Она вконец истерзана этим тиранством! Бартоло растерян и растроган обидой воспитанницы, А тут еще наседает этот задира, требуя немедленной сатисфакции! Слуги галдят, Розина чуть не плачет, дон Базилио что - то мрачно бубнит в углу — невыносимый шум!

Привлеченный суматохой, в дом врывается дозор. Раздраженный Бартоло просит арестовать пьяного буяна — виновника этой свары. Но переодетый граф высокомерно протягивает офицеру какую-то бумагу. Прочитав ее, начальник дозора почтительно кланяется и делает знак солдатам отойти. Бартоло и его домочадцы крайне изумлены. Чего только но случается на этом свете!

Действие второе. Бартоло недоумевает: что за странного солдата послала в его спокойный дом шальная судьба? В полку никто не знает этого бедокура. Тут дело нечисто — это, видео, шпион графа! Раздается стук. Ну кто там еще?.. Незнакомый монах униженно и назойливо кланяется доктору, желая ему всяческого благополучия. Выведенный из терпения Бартоло обрывает незнакомца: может быть, синьор скажет, кто он такой и что ему нужно? Оказывается, это преподаватель музыки дон Алонсо, а сюда он прислан самим учителем доном Базилио: несчастный внезапно занемог и поэтому не пришел сам. Бартоло собирается проведать захворавшего соседа, по гость удерживает его; он принес доктору письмо Розины. Да, да, — он случайно нашел записку Розины, адресованию графу. Дон Алонсо советует опорочить Альмавиву перед Розиной. Во время урока музыки он скажет девушке, что ее записку передала ему любовница графа. Бартоло умилен: воистину, дон Алонсо — достойный ученик дона Базилио! Доктор зовет Розину. Та с трудом удерживает свое изумление, узнав в монахе переодетого Линдора. С большой охотой споет она новому учителю рондо «Напрасная предосторожность». Бартоло недоволен: с недавних пор это слово постоянно вертится па языке его воспитанницы! Под аккомпанемент дона Алонсо Розина поет о своем нетерпении, умоляя освободить ее от неволи. «Учитель» расхваливает пение способной ученицы, но Бартоло сурово осуждает исполненную арию. Сплошное нытье! То ли дело вот эта старинная ариетта... И разнежившийся опекун гнусавым голосом поет давно вышедший из моды сентиментальный романс.

Появляется Фигаро. Он, как всегда, по делу: надо побрить доктора. Бартоло раздосадован. Нельзя ли побриться завтра? О нет, завтра цирюльник занят по горло. Доктор вынужден согласиться. Бот ключи — пусть Фигаро принесет из его кабинета халат и бритвенные принадлежности. А впрочем, лучше сходить самому... Фигаро шепотом спрашивает, каким ключом отпираются балконные жалюзи. Самым новым, — отвечает Розина... Бартоло раздумал: оставлять воспитанницу в обществе этого разбойника Фигаро рискованно. Лучше послать злоязычного брадобрея принести халат. Взяв ключи, Фигаро подмигивает графу: все будет в порядке. Слышен грохот разбиваемой посуды. Проклятье! Это, конечно, проделки увальня Фигаро! Бартоло семенит в кабинет. Воспользовавшись удобным моментом, Альмавива наклоняется к Рознне. Согласно ли она стать его женой? — О да, милый мой Линдор! — отвечает девушка.

Сердце Бартоло сокрушено: все, все разбито неуклюжим цирюльником — тарелки, блюда, чашки. Торжествующий Фигаро незаметно показывает графу украденный ключ от жалюзи. Внезапно входит дон Базилио. Бартоло удивлен: ведь дои Базилио тяжело болен! Он расспрашивает монаха о здоровье, но предприимчивый Фигаро прерывает их беседу — бриться пора! Дон Алон со шепотом убеждает доктора как можно быстрей выпроводить нового гостя; монах ничего не должен знать о записке Розины. Бартоло соглашается. Фигаро и Альмавива уговаривают дона Базилио лечь в постель: он так худо выглядит! Не начинается ли у него скарлатина? Граф незаметно сует монаху увесистый кошелек. Этот «аргумент» достаточно весок — дон Базилио, пожалуй, отправится домой... Фигаро усердно намыливает лицо доктора, стараясь загородить шепчущихся влюбленных... Я буду ровно в полночь! — уславливается граф. — Я буду ждать вас,—отвечает ему Розина. Эти слова случайно слышит Бартоло. Он взбешен: так вот они каковы, уроки пения! Хитрецы отлично спелись! Доктор гонит Фигаро и новоявленного учителя музыки и посылает за доном Базилио. Как, Базилио даже не знаком с этим доном Алонсо!? Монах делится с Бартоло. своей догадкой: дон Алонсо и есть граф Альмавива. Внезапно Доктора осеняет блестящая идея: почему бы не воспользоваться письмом Розины, оказавшимся в его руках? И опекун открывает воспитаннице горькую правду: ее избранник смеется над ней со своей любовницей. Линдор подкуплен Альмавивой, задумавшим погубить доверчивую простушку! В подтверждение своих слов Бартоло показывает Розине ее письмо. Ах, так Линдор — предатель?! Розина сумеет отомстить коварному обольстителю! Для этого она согласна даже на брак с ненавистным опекуном. Оскорбленная девушка раскрывает доктору план Фигаро, похитившего ключ от жалюзи. Бартоло предлагает ей запереться и отправляется за стражей.

Разыгрывается гроза. Тяжело грохочет гром, ослепительно блещут молнии. Кто-то отпирает жалюзи. В распахнувшееся окно, озираясь, влезает Фигаро, за ним — граф. Из своей комнаты выходит Розина. С криком радости бросается к девушке Альмавива. — Прочь, обманщик! — гневно отталкивает его Розина. — Вы хотели предать меня графу Альмавиве!—Так вот в чем причина негодования! Значит, Розина действительно любит бедного Линдора? Таиться дальше незачем: Линдор и Альмавива — одно лицо! Розина счастлива, Альмавива — вдвойне.

Бдительный Фигаро замечает в окно людей с фонарями — дом оцеплен со всех сторон! Надо бежать... Но лестница, приставленная к балкону, похищена. Базилио с фонарем в руке вводит нотариуса и зовет Бартоло. Э, да нотариус отлично знаком цирюльнику. Фигаро окликает чиновника: синьор нотариус обещал составить брачный контракт для племянницы брадобрея и графа Альмавивы. Да вот, кстати, и они... Граф отводит дона Базилио в сторону и предлагает выбор: перстень или пистолет? О, разумеется, Базилио больше устроит перстень!.. Контракт спешно подписывается в присутствии двух свидетелей: Фигаро и дона Базилио. Счастливые влюбленные торжествуют.

Вбегает доктор Бартоло, сопровождаемый офицером и солдатами. Воры, проникшие в его дом, должны быть арестованы! Офицер приказывает Альмавиве назвать имя. Что ж, теперь граф может сделать это во всеуслышание и, кстати, объявить Розину своей супругой. Бартоло огорошен: убрав балконную лестницу, он сам помог в собственном доме обвенчаться графу с Розиной! Вот что творит «напрасная предосторожность!» — поучительно замечает Фигаро. Граф утешает доктора: пусть Бартоло не беспокоится: Альмавива вовсе не нуждается в приданом, Заметно повеселевший Бартоло благословляет молодых, а ликующий Фигаро от избытка чувств заключает доктора в свои объятья.

Другие оперы:

  • Россини Д.А. "Вильгельм Телль"
  • Чимароза Д. "Тайный брак"
  • Беллини В. "Сомнамбула"
  • Беллини В. "Норма"
  • Верди Д. "Риголетто"